З
а
п
о
л
н
и
т
ь

а
н
к
е
т
у

Мы активно работаем над качеством предоставляемых услуг, и просим вас ответить на несколько вопросов. Участие в анкетировании анонимно и займет у вас не более 5ти минут."

"Крестьянский художник ЕФИМ ЧЕСТНЯКОВ" (лучшее из фондов Костромского музея-заповедника)

01 Февраля 2018

В историю живописи Ефим Честняков вошел как крестьянский народный мастер, как самобытный художник, как один из представителей провинциального искусства в лучших его проявлениях.

Художник, писатель, педагог, мыслитель Е.В. Честнякова (1874-1961).

«Талантливо. Вы идете своей дорогой, я вас испорчу. У вас способности. Вы уже художник. Это огонь, этого уже ничем не удержишь...»

И.Е. Репин

Значимое место занимает творческое наследие Ефима Честнякова в культуре Костромского края. Несколько десятилетий подряд его произведения живописи, графики, скульптуры  и литературы приковывают внимание широкого круга людей.

Удивительный мир крестьянской деревни с его буднями и праздниками, трудом и отдыхом, обычаями и традициями, природой и сказочными персонажами оригинально и самобытно запечатлел Е.В. Честняков в своих работах. Наполненные светом, радостью, любовью к своим землякам и родине, они возвращают нас в прошлое, к нашим истокам и корням, без которых невозможно существование будущего.


Экспозиция позволит увидеть  известные живописные полотна «Чудесное яблоко», «Слушают гусли», «Коляда» и др., графические рисунки, «глинянки», а также даст представление о традициях и изучении наследия Е.В. Честнякова на современном этапе.

Всего более 50 живописных произведений и скульптурных композиций.

Ждем Вас в Романовском музее (г.Кострома, пр.Мира, 5) !

О художнике:

Художественную систему Ефим Честняков не воспринял от кого-то готовой, а формировал её самостоятельно, руководствуясь в основном импульсами своего таланта и, конечно, впечатлениями, которые получал и перерабатывал. Одним из основных источников таких впечатлений было воспринятое им с детства народное искусство деревни, которое и повлияло на все его творчество, качества его произведений – характер колорита, ритма, восприятие пространства и пр.

Ефим Честняков родился в деревне Шаблово Кологривского уезда Костромской губернии через десять лет после отмены крепостного права в семье Самойловых, но жизнь и быт крестьян в ту пору оставались такими, какими и были до реформы.

«У меня страсть к рисованию была в самом раннем детстве, лет с 4-х, точно не знаю. Моя мама отдавала последние гроши на бумагу и карандаши. Когда немного подрос, каждое воскресенье ходил к приходу и неизбежно брал у торговца Титко серой курительной бумаги, причем подолгу любовался королевско-прусскими гусарами, которые украшали крышку сундука…

В храме особенной моей любовью пользовались Воскресение и Благовещение (Считается, что росписи в храме Ильи Пророка были сделаны другим шабловским мастером – Силой Ивановым. Он, по воспоминаниям крестьян, обучался в Санкт-Петербургева Академии художеств)… У отца тщательно хранились несколько лубочных картин – подарок мирового посредника, научившего отца грамоте…Впервые карандашный рисунок увидел в комнате учительницы – контур дерева, обыкновенная плохая копийка. Но я был в восторге. Отчего у меня так происходит? Ломал голову; всматривался в деревья, хлестал ветками и сучьями по снегу и смотрел на отпечаток – не увижу ли чего, что помогло бы разрешить загадку?»[1]


В основном благодаря его дневниковым записям и сохранившимся письмам  стало возможно воссоздать жизнь и творческий путь Ефима Васильевича. Он сам во многом рассказывает о наиболее сильных впечатлениях и интересных знакомствах.

Не смотря на все сложности жизни в деревне, Честняковочень хочет учится. В итоге добивается общего образования и становится народным учителем, начинает преподавать. В городе у него появляется возможность занимается самообразованием, он читает произведения русских классиков, особенно его интересуют критические работы В.Г. Белинского, Н.А.Добролюбова, Д.И.Писарева.


Сохранился листок, своего рода расписка, данная им вдове костромского священника, в которой значатся произведения не только русских критиков, но и сочинения И.С.Тургеньева, А.К.Толстого, У.Шекспира, Д.Байрона, Д.Гарибальди и т.д. В список занесены не только художественная литература и критика, но и научные труды по педагогике, политэкономии, естественным наукам и философии.

Знакомиться с театром, сам участвует в любительском театральном кружке, впервые видит игру профессиональных актеров (речь идет о гастролях актеров Малого театра с постановками «Лес», «Таланты и поклонники», «Волки и овцы»).


Так случилось, что Честняков стал свидетелем и невольным участником самых значительных событий в истории России. Его мировоззрение, творческая биография формировались в сложное неспокойное время, а будучи человеком чутким и восприимчивым  ко всему, что по его мнению было полезным для творчества, он впитывает все, что вызывает в нем восторг и чувство эстетического удовольствия.


Поддержка друзей и помощь единомышленников сделала свое дело, заставив Ефима Васильевича серьезно отнестись к своему искусству.  Так, получив рекомендательные письма и собрав немного денег, Честняков в декабре 1899 года отправляется в столицу поступать в Академию художеств.

Уже по прибытии Честнякову дают разрешение заниматься в скульптурном музее Академии. Не имея необходимого образовательного ценза для поступления в высшее учебное заведение, он получает возможность попасть в мастерскую живописи и рисования княгини М.К. Тенишевой. Там И.Е.Репин вместе с помощниками А.Куренным, П. Мясоедовым, Д. Щербиновским готовили молодых художников к поступлению.

Обстановка в мастерской была творческой и свободной: знаменитые «пятницы», с музыкой, живописью, пением, танцами литературой, бесконечные споры о поэзии и искусстве. С первых дней поступления Честняков сближается с Билибиным, Чехониным, Левитским.


Он с упорством и терпение стремиться овладеть основами изобразительного искусства.  Подтверждением этому стали первые успехи, так, во время одного из посещений мастерской Репин останавливается у работы Честнякова: «А Вы, Честняков, думаете ли держать экзамен в Академию? Есть ли у Вас ценз? Если нет, лучше подождите… Таких много, а Вы могли бы поступить. Я Вас считаю незаурядным, у Вас талант. Когда я увидел Ваши рисунки, дивился, но нужно учиться». [2]

А это уже в другое посещение, речь идет о свадебных эскизах: «Талантливо. Вы идете своей дорогой, я Вас испорчу… Гордый Вы человек…да…да… Вам нужно учиться. У Вас способности. Держите в Академию. Вы свои эскизы берегите…Да, да, Вы художник… Красиво, вот и продолжайте дальше… Кисточкой заканчивайте как Вам самому нравится…Вы уже художник. Это огонь, это уже ничем не удержишь. Что еще сказать Вам? Участвуйте в выставках, создавайте себе имя…». [3]

Такого же мнения о способностях Честнякова был и другой его учитель – Д. Щербиновский: «Совершенно разделяя мнение профессора, подтверждаю такое же самое серьезное и деловое отношение Е.В. Честнякова к занятиям…Успехи Честнякова прекрасны»[4]

Поддержанный похвалой наставников, Ефим Васильевич проучится в мастерской Тенишевой два с половиной года. В это время он всеми силами стремиться попасть академическую мастерскую Репина, он даже несколько раз обращается к Илье Ефимовичу с этой просьбой. Очевидно, что его услышали и старались помочь – так, Честняков был принят в высшее художественной училище при Академии вольнослушателем, в мастерскую, где преподавали П.Е. Мясоедов, А.Е. Савинский, Я.Ф. Циоглинский. Прозанимавшись до конца января 1903 года по неизвестным причинам (скорее всего из-за недостатка в материальных средствах) он покидает академию.

Продолжая заниматься живописью, графикой, Ефим Васильевич пробует освоить еще и скульптуру. В это время он все чаще обращается к фольклору, видя в нем глубокое выражение мыслей и чаяний народа, волновавших, конечно, и его самого.  В это время он пробует учится в натурном классе в Казани, но уже летом 1904 года возвращается в Петербург. Так складывается, что в январские дни 1905 года Честняков находится в столице и участвует в демонстрации, с этого момента находится под  надзором полиции.


Через полгода он возвращается в родную деревню, ведь только там по его словам он мог взяться за осуществление своей главной творческой задачи – совершенствование крестьянской жизни через искусство: «Искусство постигает все. Учился и вот живу дома… Я думаю: засвети-ка лучину, Ефим!»[5]

Дом его ждали, как главного помощника, и он активно включается в работу: пашет, сеет, убирает и обрабатывает урожай, ходи с отцом на лесоповал. Но искусство живет в нем, Честнякову даже выделяют отдельную комнату для его занятий. Кроме того у него появляются новые интересы – он мастерит музыкальные инструменты, разучивает театральные представления с деревенской детворой, а вечерами учит ребятишек чтению, письму, рисованию. Работает художник много и напряженно, успевает закончить множество картин, сделать наброски новых произведений.


Его отношение к искусству поражает, он верит, что искусство, красота – спасут мир,  красота в искусстве  - это свет, созидание, творчество, вечность, жизнь.

В этот шабловский период в своих взглядах на будущее Честняков был близок с представителями утопического социализма. Как раз тогда и создается его сказочный мир в картинах «Шабловские феи», «Тетеревиный король», «Поющие у трона» и др. Все они отличаются сказочным содержанием, и даже в тот случаи, если ничего удивительного не происходит и сами герои не отличаются от простых крестьян, в общем строе произведения ощущается что-то необычное для реальной деревенской жизни.

Так за повседневными делами и творчеством прошло восемь лет. И вместе с новыми работами и новыми мечтами художник снова отправляется в столицу, на дворе март 1913-го. Он восстанавливает прежние дружеские связи, занимается в академической мастерской профессора Кардовского.

Примерно в это же время он знакомиться с поэтом М. Городецким и писателем А.П. Чапыгиным, при их непосредственном участии в детском журнале «Солнышко» публикуется сказка Честнякова «Чудесное яблоко», с его иллюстрациями, выполненными пером.

Творческая атмосфера столицы того времени изобиловала разнообразием художественных направлений, Честняков же, получив в свое время уроки у Репина и будучи восемь лет изолированным от культурной жизни столицы, он остается приверженцем реалистического искусства.

В мастерской Кардовского им было написано несколько композиций обнаженной натуры, также сохранилось немного живописных работ того времени, например «В кафе», «В трактире». Честняков берется за иллюстрирование нескольких книг. Но финансовое его положение только ухудшается: «Вот уже более десяти лет ищу возможности учиться в нашей столице и все не могу найти… Можете судить об этом хотя бы по след. обстоятельству: мой главный покровитель, лучше которого по Вашим словам в советники мне не найти, кажется готов принять меня за странника и желал бы написать с меня портрет… Значит это и есть максимум «просветительности», какую могла предложить мне «наша столица»… А потому дольше здесь мне оставаться незачем: деятельное учение и ваяние много умеющие искусные люди для меня недоступны, закрыты мне <…> так пройдут и еще десять лет..»[6], – записал  он в своей рукописной книге в 1914 году, а Первая мировая война вынуждает художника вернуться на родину уже окончательно.

В целом это два мира - «деревенский» и «городской» - изолированы друг от друга, и даже противопоставлены друг другу, в том числе и в художественном смысле. И как выходец из деревни Честняков разделял настроения своей среды, они были ему близки и понятны. Но при этом он узнал и городскую жизнь, более 5 лет  проведя в Санкт-Петербурге. Получилась некая раздвоенность сознания, усиленная дарованием и чутким восприятием всего происходящего вокруг.

В столице жизнь в деревне представлялась более идеализированной, восприятие, которое еще больше усиливалось ностальгией по родине. Эта жизнь, так хорошо знакомая ему, в том числе и во всей своей неприглядности и трудности, воспринималась им как подлинная, гармоничная, а жизнь городская – вынужденная, не правильная.


Революцию он принял с надеждой на преобразование страны. «Пусть дадут материал: я буду рисовать новую Россию»[7], - записал он в своей рукописной книге в 1917 году.

В 1920-30-е годы на его долю выпало немало горьких событий. В эти годы окружающий  мир стал уже другим,  и этот мир Ефим Честняков не смог отразить в своих художественных произведениях, да и самих живописных и графических работ было мало, не на что было приобрести холсты, краски, кисти.

Вместе со своими односельчанами Ефиму Честнякову пришлось пережить трагедию Великой отечественной войны и ее разрушительные последствия, обескровившие русскую деревню. В 1910-1950-е годы Ефим Честняков создает множество графических портретов кологривских крестьян. Это был уже иной пласт его творчества, на первый взгляд простой и доступный, по сути своей сложный и загадочный.

Умер Ефим Васильевич 27 июня 1961 года. Гроб с его телом жители окружающих деревень несли на руках до погоста почти шесть километров. Похоронен он на кладбище села Илешева, недалеко от  храма Богоявления, где его крестили.

В Кологривском районе, на родине Е.В.Честнякова, сложилась традиция почитать его как человека праведного, почти святого. Его могила стала своеобразным местом паломничества для верующих людей из различных районов России. Воспоминания и свидетельства о нем, записанные сотрудниками музея и краеведами, как целителе и провидце, начинают приобретать характер легенд.

А в историю живописи он вошел как крестьянский народный мастер, как самобытный художник, как один из представителей провинциального искусства в лучших его проявлениях.



[1]Письмо Е. Честнякова к И. Репину от 18 декабря 1901 г, Архив академии художеств, ф.25, д.1260, л.3,4

[2]Письмо-отзыв И.Е. Репина от 7 мая 1902 года, Костромской музей-заповедник, ВВФ 687

[3] Письмо-отзыв И.Е. Репина от 7 мая 1902 года, Костромской музей-заповедник, ВВФ 687

[4] Письмо Е.Честнякова к И.Е.Репину от 12 декабря 1901 года// Архив Академии художеств, ф.25, д.1260, л.1

[5] Рукописная книга №3, стр.125

[6] Костромской музей-заповедник. (Далее КМЗ). КП – 8089. Честняков Е.В. Рукописная книга с рисунками № 3. Л. 68.

[7] КМЗ  КП – 8089. Честняков Е.В. Рукописная книга с рисунками № 3. Л. 192 об.

 

При участии: Российской академия живописи, 
ваяния и зодчества Ильи Глазунова, 
Российской академии художеств, 
Союза художников России, 
частных коллекционеров

из собрания Музея-панорамы "Бородинская битва"

Впервые уникальные экспонаты будут представлены за пределами Москвы!

Постоянная экспозиция «Костромское боярство: кадры для трона». Здание Романовского музея, проспект Мира 5.